Начальная

Первое знакомство

Вспоминая Кан-и-Гут. Экспедиции 1965 и 1968 гг.

Библиография о Кан-и-Гуте

Топографические материалы

Трёхмерные изображения

"Кан-и-Гут 40 лет спустя"
Экспедиция 2009 г.


Фотоальбом

Словарь геологических терминов

Геологические изыскания в районе

Контакты

Карта сайта

Урочище Шодымир. 2009 г.
ЭКСПЕДИЦИИ 1965, 1968 гг.

 
Рассказ неопытного спелеолога об экспедициях в Среднюю Азию 1965 и 1968 гг.

"Об одной книге удачно было
сказано, что она   läßt sich nicht lesen -
- не позволяет себя прочесть ..."
Эдгар По. Человек толпы


     Теперь об этом вряд ли кто напишет в объёме, достаточном и  достойном  самого предмета. А как хотелось бы написать книгу in folio с таким броским названием: «Кан-и-Гут – Рудник Погибели и Забвения». И подзаголовком: «Опыт историко-спортивного исследования».
     А в чём, собственно, предмет исследования, может спросить тот, кто хорошо знает, о чём идёт речь? Подземная система Кан-и-Гут, если говорить о ней как о спелеологическом объекте – это сравнительно небольшая и неглубокая, но в высшей степени замысловатая пещера, затерявшаяся в диких предгорьях Туркестанского хребта. Интересна в первую очередь тем, что её происхождение туманно, неясно; возможно, связано не только с известняковым карстом, но и с гипсовым или рудным, и потому её морфология так необычна и сложна. Случилось к тому же, что естественная пещера обнаружила удобный доступ к полезным ископаемым, и в ней и вокруг неё начались интенсивные подземные разработки. Может быть, они были очень древними, относительно древними или современными, но так или иначе были прекращены, и пространный лабиринт пещеры дополнился штольнями, штреками и стволами глубоких шахт. И получилось нечто такое, что теперь уже мало похоже на пещеру в нашем обычном представлении.
   Впрочем, были и остаются подозрения, что система Кан-и-Гут основательно изучена. Известно, скажем, что какая-то команда делала маркшейдерскую съёмку подземелья, т.е. отсняла пещеру основательно, профессионально. Её посещали многие спелеологи бывшего Союза; она в какой-то степени была даже популярна. Выяснилось, что имеются публикации, как научного, так и популярного свойства, но о них мы, новички и рядовые спортсмены молодой ещё в ту пору спелеосекции МГУ, ещё ничего не знали. И теперь может показаться, что исследовать там больше нечего. Но чисто спелеологическая сторона предмета – это далеко не всё, что представилось интересным в Кан-и-Гуте. Уже немало лет прошло с тех пор, как я последний раз видел мрачные недра этой странной пещеры-рудника, а картины прошлого не тускнеют. Много интересного найдено в библиотеках, но по-прежнему многое неясно, и всё сильнее уверенность в том, что Кан-и-Гут ещё найдёт своих открывателей.

   Тем далеким солнечным жарким летом 1965 г. состоялась экспедиция спелеологов МГУ, предпринятая руководителем секции Валентином Алексинским и Еленой Алексеевой – вдохновительницей наших походов по научной части, в Среднюю Азию. Сначала в Таласский Ала-Тау, Чаткальский и Угамский хребты, окрестности Большого Чимгана. В сказочном краю голубых пустынных гор искали мы пещеры, но решительно ничего в этом плане не нашли, кроме полу-погребённой пещерки «Аим-Кавор» на краю обрыва плоской горы Пулат-Тау. Потом экспедиция перебазировалась в юго-западную часть Ферганской долины. Мы добрались на поезде до Исфары, потом на автомашине через Шураб до посёлка Самаркандек. Здесь на запад легла пустыня Раватской долины. Слева заснеженный Туркестанский хребет, справа - невысокие горы Майдан-Тау и Сары-Таш. К северу от разбитой трассы в бывший Ленинабад есть грунтовая, давно заброшенная и едва заметная, дорога, столбы вдоль неё – это линия электропередачи, теперь без проводов. Посёлок в конце пути (урочище Шадымир), вернее то, что от него осталось: развалин ряд, несколько сиротливых тополей да крошечный ключик солоноватой воды у подножья скал.
    На север, в отроги безводных гор, уходит небольшое отлогое ущелье. Там по высохшему руслу, где, так и хочется сказать:  «когда-то притворялись живыми серые камни», среди редкой сухой травы, носятся крошечные ящерицы-вараны, да скачут милейшие тушканчики – хвост с ушами, или уши с хвостом. Какие-то развалины, устья штолен и выразительная ниша обширного грота на восточном склоне отрога, чем-то напоминающая перекошенную пасть. Слева от грота на скале высечено что-то очень загадочное: “Геолого-маркшейд. с'ёмку этого страшилища произв...”, невнятные фамилии и дата, кажется, 1949-50. В обширном гроте направо – каменные осыпи под своды, слева – несколько чёрных отверстий-провалов средь неровных глыб, прямо – довольно просторный основной ход. Здесь в целом Главный вход в пещеру. Но есть ещё второй, он выше по склону – небольшое отверстие, ведущее, как было на слуху, а позже подтвердилось, в некий пространный вертикальный лабиринт. Оба входа соединяются через глубины. Есть ещё и третий, что неподалёку от грота; это штольня,  которая, едва начавшись, обрывается глубоким шахтным колодцем. Из штольни дует холодный ветер, свидетель подземных просторов. Общая длина ходов, по одним сведениям, около 20 км, по другим - 85 (!). Глубина - 150 м от нижнего грота. На дне, якобы, есть вода.
   Вот и все пока об орографии и обстановке вокруг уникального в своём роде подземелии, именуемом Кан-и-Гут. что в переводе означает: «кан» – (арабск.) яма, рудник, место добычи, «гут» – (тадж.) многозначное понятие, означающее погибель, исчезновение, забвение и смерть. Пещеру чаще всего называли так: «Рудник Погибели».

   Сведения о Кан-и-Гуте разыскала Алексеева, готовя среднеазиатскую экспедицию. Лена говорила, что о пещере-руднике есть статья в «Известиях Туркестанского филиала Российского Географического Общества», и что будто бы когда-то в пещеру насильно загоняли смертников для поиска якобы спрятанных там сокровищ. Статью я, к сожалению, тогда не читал, но видел, правда, очень бегло, схематический рисунок пещеры в копии и запомнил, не столько его, сколько то странное впечатление, которое он производил. Лабиринт, представьте, как бы поставленный на ребро, где подземелья причудливых форм в путанице извилистых ходов казались одинаковыми как в плане, так и в вертикальной проекции. От надписей на схеме веяло этакой пиратской  романтикой, здесь были, помимо прочего: «Дно Первой пропасти», «Дно Второй пропасти», штольни, «жерди» тут и там, какие-то «озёра с красной водой», «скелет №1» и «скелет №2». То была не карстовая пещера, а гибрид из пещеры и рудника. Словом, химера!

   ...Мы прибыли в унылый Самаркандек почти ночью и с трудом раздобыли грузовик. Шофёр гнал машину без разбору пути прямо по пустынной долине, придерживаясь столбов. Из-под колёс в свете фар разбегалось что-то мелкое и прыткое. Дорога показалась долгой. Разбили палатки под тополями у развалин какого-то одноэтажного домика. Эти чудом уцелевшие в диком зное тополя, как хорошо они запомнились! Как шумели они под ветром. А ветер в Раватской долине, казалось, дует всегда, особенно по ночам.


Продолжение

 
 
© http://kani-gut.narod.ru/ 2004-2010
Rambler's Top100